Около месяца назад ко мне обратилась с просьбой об интервью журналистка одной из центральных российских газет. Не о детях — о политике. Говорить о политике по телефону страшно: обязательно что-нибудь не то придумают... Попросил прислать вопросы, которые оказались весьма интересными. Отправил ответы, но публикации не случилось — видать, что-то не то сказанул, хотя и был весьма сдержан.
Публикую по своей инициативе. Название газеты и фамилию журналиста опускаю, дабы ни у кого не было неожиданных неприятностей.

1. У вас есть интересный тезис по поводу национальной идеи: «Давайте объединимся вокруг наших детей». Есть интересная мысль по поводу создания «Партии родителей». Их как-то можно воплотить в жизнь?

Наверняка можно, но объединительные идеи в принципе не пользуются особым спросом в современном обществе. Если твоя партия будет называться «христианской» или «русской», так это автоматически подразумевает, что ее избирателями будут христиане в первом случае и русские во втором. Т.е. полстраны уже в избирателях. А дети — это такое, знаете, «наше всё», что даже и неинтересно: политику надо тратить огромные усилия, дабы объяснить, чем его хорошее отношение к детям принципиально отличается от такого же хорошего отношения другого политика.
А ведь насколько все может здорово получиться! Максимальные льготы и социальные блага — у тех, кто рядом с детьми, вся экономика рассчитывается от коэффициента, который равен зарплате учителя младших классов; чиновники имеют право купить автомобиль (мебель, люстру, компьютер и т.д.) только после того, как всем этим будут полностью обеспечены д/сады, школы, больницы; политиком серьезного уровня можно стать лишь тогда, когда вырастишь до совершеннолетия не менее двух детей, зимняя олимпиада — лишь после того, как в каждой школе будет каток, а хотите олимпиаду летнюю — значит в каждой школе бассейн и т.д. и т.п.
Если найдутся желающие всё это оформлять и организовывать, то я готов выступить консультантом или идеологом. И что здесь самое интересное, так это то, что базовые партийные интересы будут в Украине и России совпадать и Крым станет не яблоком раздора, а объединительным детским партийным лагерем!
Понимаю, что выглядит все это наивно и фантастически — о таких политиках и вам, и нам остается лишь мечтать!

2. Возникает такое ощущение, что мы заигрались в «казаков–разбойников», а «соловей–разбойник» уже не просто посмеивается над нами, а хохочет гомерически? Кстати, кто они такие – вышеперечисленные персонажи?

Вспоминаю школьную физкультуру, когда выходит учитель и говорит: сегодня будем играть в волейбол. Т.е. ты, может быть, планировал играть в футбол, но всё за тебя уже решили. И надо или играть, или прогуливать, противопоставляя себя и классу, и учителю. Третьего не дано.
Это я к тому, что некие соловьи-разбойники устроили игру, правила которой все время меняются, а мы просто вынуждены играть. Ну а те немногие, кто отказывается и кто с непонятными правилами не согласен — те становятся врагами всего класса и персональными врагами соловья-учителя.
Кто он, этот учитель, т.е. соловей-разбойник? Это сложный вопрос. Вариантов много: Евросоюз, Путин, Обама, бандеровцы, мафия, фашисты, масоны, мировой сионизм — главное, что каждый может найти виноватого на свой вкус и продолжать игру.

3. Давайте представим, что перед вами стоят три ребенка – запад Украины, Центр, Восток. Дайте им психологическую характеристику.

Реально задумался. Первое, что, как ни удивительно, пришло в голову, так это сравнение с русскими тремя богатырями, но нет, не подходит… Ну вот я живу на Востоке, много работаю в Центре, каждый год отдыхаю на Западе и нигде не ощущаю особой, принципиальной разницы в характерах людей, в их жизненных ценностях. Ну разве что Запад менее терпим к несправедливости. Тем не менее я глубоко убежден в том, что попытки разделения — это игры политиков. Нечего тут особо делить, всегда можно договориться, а любые границы сделать незаметными. Было бы желание говорить и договариваться. Главное, чтоб говорили люди, а не пушки.

4. Кто для Украины Россия — агрессор или старший брат?

В этом вопросе подлинная суть противоречий, возникших между нашими странами.
Если копнуть историю, так старший брат — Украина, которая реально старше…
Большинство жителей Украины с момента распада СССР рассматривало Россию как друга. Главное в дружбе — это равенство; не бывает такого, дескать, я намного больше с тобой дружу, чем ты со мной. Не имеют значения размеры друга! Друг и дружба определяются взаимопониманием, приязнью, готовностью помочь, вторичностью материального и первичностью духовного.
Тем не менее для большинства жителей России Украина была не другом, а именно младшим братом. Братом, который меньше, слабее, зависимее, капризнее, который не имеет опыта государственности, который пытается загулять и уйти из семьи, которого постоянно приходится воспитывать, поскольку он не проявляет должного уважения к старшему!
А потом произошла реальная трагедия, которая вывела вопрос за рамки дискуссии «брат» или «друг». И коль скоро мы в нашем интервью явно увлеклись ассоциациями…
В общем, младший брат превратился в соседа, который реально и тяжело заболел и у которого остался голодный и забытый теленок. Ну а старшему брату вообще показалось, что теленка этого готовят на убой. Старший брат мог теленка накормить и защитить, но он решил забрать его себе.
Младший еще болеет, но обижен страшно. Считает, что это воровство, говорит, что теленок мычать не перестал… И в большинстве окрестных деревень тоже считают, что это было не по-братски, что надо чужое вернуть.
Главное: каждый житель Украины видит за словом «Россия» три тени — тень государства, тень народа и тень правителей этого народа.
И самое печальное, что произошло в последние месяцы: эти три тени начали сливаться в одну. В СССР это называлось «единство партии и народа», это горько.

5. Что означают ваши слова: «Ввести мораторий на все, что разделяет людей»?

Разговоры об истории, языке, национальностях, религии — все это требует тактичности, духовности, интеллигентности, ума!!!
Нельзя подпускать ограниченных интеллектуально и духовно публичных политиков к обсуждению этих вопросов и уж тем более к законотворчеству в этих вопросах. Лучшие представители гражданского общества должны найти консенсус, не получается — продолжать искать. Нашли, договорились — предложить президенту и парламенту проект урегулирования.

 6. Как помочь людям сегодня снять боль? И что это за боль в наших душах – как она называется?

Великая мудрость о том, что от любви до ненависти один шаг. И главная нынешняя боль в том, что этот шаг пройден. И миллионы людей застыли в ожидании. Люди уже даже не надеются на шаг назад, а просто мечтают о том, чтоб остановились хотя бы здесь, чтоб не пошли дальше!
Нельзя жить в мечтах о том, чтобы не стало хуже! Людям надо вернуть надежду на возврат к миру и добру. Кто может это сделать? Хотелось, чтоб все-таки политики, хотя возможности гражданского общества явно не используются в полной мере. Дополнительный отягчающий фактор — постоянные попытки политиков привлечь на свою сторону и втянуть в межгосударственные распри людей, которые известны и уважаемы вне политики.

7. Как нам научиться не бояться всего, как научиться дружить, слышать друг друга?

Этому нельзя научить взрослых. Чувство собственного достоинства, уважение к собеседнику, желание слышать и слушать, понятия дружбы и братства — все это закладывается в семье, в школе. А сейчас мы фактически заложники той школы, в которой обучались наши государственные лидеры.
Может быть, именно поэтому партия родителей и государство родителей, государство, в котором родительство не подвиг, а счастье, радость, удовольствие, — это моя мечта.

8. Ваши размышления по поводу того, что «не нарушая норм морали – практически невозможно прийти во власть».

Это на сегодня очевидно для всех. Став на первую ступеньку властной вертикали, ты обязан гарантировать свою лояльность тому, кто на ступеньку выше. Но место выше всегда можно купить, можно интригами ускорить освобождение следующей ступеньки, надо делиться доходами, надо приближать к себе не самых умных и трудолюбивых, а самых покорных и исполнительных, надо писать ложные отчеты, говорить неправдивые слова, обижать невиновных… Ну попробуйте представить без всего этого главного городского полицейского или мэра? 

9. Как можно вычислить механизм развития нашей болезни, чтобы вылечиться. Возможно ли это?

На этом этапе развития болезни радикально излечиться уже нельзя. И даже если раны полностью затянутся, все равно они будут ныть при смене политической погоды.
Главные механизмы развития болезни — жадность, лень и злорадство. У детей это лечится терапевтически, у взрослых хирургически. Хирурги в огромном дефиците!

10. Вы верите в счастливое будущее в принципе?

Ваш вопрос напоминает наше страшное-медицинское: Доктор, у меня рак?
— Вам правду или чтоб успокоить?
— Правду!
— У вас рак. Еще лет 5, пожалуй, протянете. Но это можно радикально прооперировать. И быть счастливым многие годы. Но если после операции вы не будете за собой следить, будете водить дружбу с кем попало, врать и воровать, лениться и радоваться чужим бедам, вас ждет рецидив — страшный и мучительный.
В принципе я верю в наше счастливое выздоровление. Но начинать лечиться надо прямо сейчас…

опубликовано 12/05/2014 16:53
обновлено 18/05/2016
Разное

Скачивайте наши приложения